Николай Лебедев

Кино - это не сюжет, это нечто большее

"Волкодав из рода Серых псов", поставленный режиссером Николаем Лебедевым ("Змеиный источник", "Поклонник", "Звезда") на основе романа Марии Семеновой "Волкодав" – безусловно, одна из самых ожидаемых отечественных картин этого года. Премьера состоится в середине осени.

- На какой стадии сейчас работа?

Н. Лебедев: Практически записана музыка, практически доделан звук. Самая сложная и долгая история – это, конечно, визуальные эффекты картины. Их очень много, они очень сложные, но наши специалисты по визуальным эффектам уже не делают первые шаги, они на этой картине научились шагать, и уже даже бегают и прыгают. Они делают очень сложные вещи, которых в нашем кино еще не делали.

- Хорошо известно, что вашу картину ждут, что она обсуждается в Интернете, в частности. Вы следите за этими дискуссиями?

Н. Лебедев: Периодически. Это любопытно, и радует, что ждут. Главное – чтобы, дождавшись, не разочаровались. Я очень надеюсь, что картина будет нужна, что картину полюбят, потому что если картину не любят, если она не нужна людям, то и картины нет. Как бы она ни была хороша, без зрителей она – просто рулоны целлулоида в коробках. Я очень надеюсь, что картина вызовет у зрителей яркие эмоции, вызовет любовь к ее персонажам.

- Сейчас благодаря Интернету очень много информации становится известно будущим зрителям заранее: кадры из фильма, какие-то разрозненные сведения быстро собираются воедино, обсуждаются, анализируются… Вот этот избыток сведений до премьеры, до того, как зритель увидит собственно фильм – это хорошо или плохо?

Н. Лебедев: Это данность. Мне кажется, в любом случае то, что это привлекает внимание к картине – хорошо, но это, по большому счету, никогда не расскажет о фильме. Потому что фильм – это все-таки не сюжет, это не картинки, это нечто большее. Это то, как. И я думаю, что кинофильм, в отличие, скажем, от телевизионной картины, надо смотреть на большом экране. Ибо даже если вы смотрите по телевидению готовую, законченную, полностью озвученную, напечатанную на хорошей пленке картину, вы получаете некое представление о ней, но вы не смотрите сам фильм, он не воздействует на вас эмоционально так, как воздействовал бы в кинотеатре. Поэтому, во-первых, я призываю всех идти в кинотеатр, смотреть кино на киноэкране, а во-вторых я думаю, что ничего похожего ни в каких вариантах, ни на ДВД, ни на пленке, ни уж тем более в Интернете вы получить не сможете.

- Если предположить, что все ваши ожидания оправдались, картина имела успех, и зрители хотят продолжения (а ведь Мария Семенова написала про Волкодава целую эпопею), вы бы взялись за него, или для вас эта история уже закончена?

Н. Лебедев: Время покажет. Я привык не зарекаться.

- Когда вы начинали работать, в нескольких ваших интервью мелькали слова о том, что прежде вы не слишком интересовались самим жанром фэнтези…

Н. Лебедев: Я в принципе никогда не интересуюсь жанром самим по себе. Я никогда не интересовался военным кино, я никогда не интересовался триллерами как таковыми, но при этом снимаю и то, и другое. Мне кажется, что важна история, важен человеческий посыл. В любом жанре можно снять абсолютно гениальное, незабываемое кино, кино, которое оставит след в сердце на всю жизнь, и можно снять абсолютную пустышку. Меня волнуют истории, меня волнует человеческое наполнение, меня волнуют аттракционы – иногда. Потому что кино – все-таки аттракцион в том числе. Скажем, одним из резонов, по которым я взялся не только за "Волкодава", но и за "Звезду", была возможность сделать кино аттракционов. Аттракционов в эйзенштейновском смысле слова: развернутые эпизоды, эпизоды-зрелища, эпизоды, которые бы захватывали зрителя, заставляли бы его сопереживать, волноваться. Но, безусловно, сам по себе аттракцион ничего не стоит, важно единое дыхание картины. Если оно есть – то все хорошо, если нет – то никакие аттракционы не помогут.

©2009